morreth: (Default)
Завтра сведу, а пока - наслаждайтесь иллюстрациями, набежавшими в комменты к френду:

http://scholar-vit.livejournal.com/373743.html
morreth: (Default)
На следующей картинке мы видим диспозицию на момент, когда командиров 6-го флота оторвали от еды.
Read more... )
morreth: (Default)
Для начала замечу, что описания ТТХ кораблей у Танаки я пока не встречала. Если они мне попадутся, то, конечно, придется все это скорректировать в соответствии с. А пока что я восстанавливаю эти ТТХ по картине боя и по общей логике здравого смысла.

Итак, что мы знаем о космическом баттлшипе у Танаки? (в дальнейшем я буду употреблять японское слово "гункан")
Что это здоровая дура.
Не менее здоровая дура, чем морской баттлшип в нашей реальности.
И следовательно - это инертная дура. Набрав разгон, эта дура хрен так просто остановится. Начав разворачиваться, она хрен так просто развернется.
Морским кораблям совершать маневр помогает само море - они опираются о воду.
В космосе точки опоры нет.
Поэтому маневры разворота и перестроение в космосе должны занимать часы, а сами битвы - считанные минуты, пока боевые построения гунканов проходят друг сквозь друга.
Поскольку таран в космосе нельзя остановить или компенсировать, а помирать задурно никому не хочется, построение обеих воюющих сторон должно быть очень неплотным. Между кораблями - десятки километров, между группами в тысячу гунканов - десятки тысяч километров. То, что нам показали в мультике - заведомая условность, потому что иначе пришлось бы показывать мельтешение точек. Корабли не могут отстоять от друга на один-два корпуса - любая битва мгновенно превратилась бы в месиво.

Далее. Read more... )
morreth: (Default)
Все-таки Райнхарт - хамло трамвайное. Причем вся степень хамства в англоязычных переводах не отражена, потому что английский язык слишком демократичен.

Нередко народ задает вопрос: а есть ли в японском языке матюки? Приходится объяснять, что матюков - в смысле, обсценной лексики - в японском нет. Те слова, которые считаются обсценными у нас - названия некоторых частей тела, название полового акта - в японском пишутся без отточий и произносятся вслух. Ну, конечно, не в любой ситуации можно произнести это вслух - но в принципе ничего страшного вы не скажете, произнеся "покотин", "данкон" или "ёбуцу".

Из этого многие почему-то делают вывод, что японский язык предоставляет очень мало возможностей, чтобы сказать ближнему гадость.

А вот и нет. С моей точки зрения, он предоставляет больше возможностей, чем русский. И существенно больше, чем английский. И как раз именно в силу того, что японцы так подвинуты на вежливости.

Ну, например, круто нахамить японцу можно очень легко - обратиться к нему без "сан", просто по фамилии. Нет, ситуационно опять же есть вариант, при котором это не хамство - скажем, на иерархической лестнице выстоите неописуемо выше этого японца. Скажем, в "Синсэнгуми!" Мацудайра обращается к Кондо просто по фамилии, при этом даже не думая его обижать, а Кондо и не думает обижаться - статусный разрыв между ними так велик, что оба находят это естественным.

Поставить японца в напряженную ситуацию тоже можно легко, если в разговоре с ним все время упирать на "вы" и "я", вставляя местоимения в каждое предложение. Для русского языка безличные предложения - редкость. Для японского разговорного - норма. Там нужно говорить не "я пошел спать", скаджем, а просто "пошел спать". И обрщаься к собеседнику не во втором, а в третьем лице. Не "Вы хотите выпить чаю?", а, скажем, "Ёсида-сан, как насчет чаю?". Нет, употребление местоимений в разговоре - это еще не оскорбление, но уже некоторый дистресс. Разве что иностранцу японец сделает скидку на его невежество.

Ну и то, с чего я начала - упортребление/неупотребление т. н. "кейго", специально вежливой речи. Нет, речь не идет об оборотах типа "пожалуйста, спасибо, извините" - для японца эти обороты вообще само собой разумеющаяся штука. Но вот, скажем, про уважаемого человека японец не скажет, что он "пришел" или "присутствует" (куру, иру) - он обязательно "пожаловал" (иряссяру). Он не "говорит" (ханасу) - он "молвит" (оссяру). Он не "смотрит" (миру), он "бросает взгляд" (горан-ни суру). Не "делает " (суру) - "совершает" (насару). И так далее.

О себе же в общении с таким человеком нужно выражаться скромными глаголами. Ты на него тоже не смотришь - а "взираешь" (хайкэн-суру). В сравнении с его речью, твоя - просто болтовня (сябэру). Ты не "пожаловал" (ирассяру) и не "присутствууешь" (иру) - а так... болтаешься тут (ору)*.

В общих чертах (самых общих) японцы используют шесть градаций вежливости. Для каждого японца мир разделен на две категории - "ближний круг" (ути, группа, с которой японец себя отождествляет), и все остальные (сото). И в ближнем кругу, и среди всех остальных есть те, кто тебя выше по возрасту/положению, те, кто тебе равны и те, кто тебя ниже. Самая завздыпопистая форма вежжливости, таким образом, должна употребляться по отношению к чужому-высшему. Самая фамильярная - к своему-низшему. Это, повторюсь, в самых общих чертах, и нюансировка тут богатейшая (например, для женщины при выборе градации вежливости важнее не степень старшинства, а степень родства). Но в первом приближении так сказать можно.

И вот что мы видим у Танаки. Райнхарт разговаривает с высшими командирами своей флотилии - пятью адмиралами. Во-первых, они для него "ути". Они принадлежат к одной социальной группе (армия), к одной социальной страте (дворянство) и наконец, к одной рабочей группе (аыполняют одну боевую задачу). В принципе японский речевой этикет велит старшему-по-положению (а это Райнхарт) немножко отпустить поводья. Не то чтобы совсем "без чинов" - но количество реверансов можно сделать поменьше. Тем более в боевой обстановке.

Эта ситуация усугубляется тем, что Райнхарт младше даже самого младшего из них на десять лет, а если брать среднее арифметическое возрастов - то вдвое. Тем более он должен сделать этот шаг навстречу - ситуация "младший командует старшим" напряжна для японского общества сама по себе, она нуждается в сглаживании - например, переходом на более нейрально-вежливые формы с обеих сторон.

Ни фига. Адмиралы проделывают перед Райнхартом все положенные речевые реверансы, а он и ухом не ведет.

Более того, во внутренней речи и в разговоре с Кирхайсом употребляет по отношению к ним невежливые местоимения - "яцура", "коицу". На русском лексического соответствия нет, это буквально переводится как "они", "он" - но коннотативно эти слова соответствуют местоимению "этот..." - и какое-нибудь существительное типа "каз-зёл"**.

При этом Райнхарт напрямую никому не грубит. Он откровенно выказывает свое пренебрежение - но при этом не высовывается за рамки этикета ни на волосок. И как это передать по-русски вполне себе задача...

* нет точного соответствия в русском языке. На самом деле глагол "ору" не тождествен формам типа "болтаться, ошиваться" - это просто самоуничижительное "быть". "Коко-дэ оримас" - "я тут, сирый и убогий".

** Опять же ситуационно. Есть расклады, при которых это не будет невежливостью - но не в данном случае

October 2017

M T W T F S S
      1
23 45 678
9 10111213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 06:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios