morreth: (Default)


Кладу также ссылку на закачки для тех, кто не зарегистрирован на дайриках:

https://yadi.sk/d/GGC0dxmuiZskf
https://yadi.sk/d/ZdmrlUpgiaHjY
https://yadi.sk/d/qsXTkCM-iaBcu
morreth: (Default)
Что, уже и ждать перестали? А вот!

Перечисляя женских персонажей Берсерка, нельзя не вспомнить Соню.

Соня, как и принцесса Шарлотта, следует за Гриффитом. Но если Шарлотта нужна ему как будущая супруга, через которую он легитимизирует свою власть, то у Сони функция несколько более сложная и неоднозначная. Соня - пророк Гриффита.

<img src="http://static.diary.ru/userdir/1/9/3/5/193539/62732514.jpg" alt=изображение >
(Соня и один из Апостолов, Ирвин)

Снова-таки, трудно говорить о возрасте Сони: анимашная техника изображения не особенно располагает к точным дефинициям. Но в одной из глав Соня на равных разговаривает с Силке, так что будем считать, что они ровесницы, примерно 12-14 лет.

Впервые мы встречаем Соню во время кровавой расправы кушанцев над жителями захваченного города. Мужчин беспощадно истребляют, женщин связывают попарно и угоняют в рабство (их ждет участь худшая, чем смерть: магическое изнасилование и использование в качестве инкубаторов для полудемонов-пишака, которые прогрызают себе путь наружу из чрева матерей). Все в ужасе и панике, одна лишь Соня сохраняет спокойствие и говорит, что Ястреб Света непременно спасет их. Товарки по рабской колонне думают, что бедная девочка сошла с ума: ее родителей сожгли у нее на глазах. Но Соня непреклонна в своем оптимизме, и вера ее вознаграждается: действительно, прибывает Гриффит со своей армией и сокрушает кушанцев.

После этого Соня присоединется к армии Гриффита. Она носит доспех, как Каска или Фарнезе, но совершенно не умеет обращаться с оружием и не собирается учиться. Она появлется там, куда должен прийти Гриффит, и несет благую весть о его прихде.

По правде говоря, ее безоблачный оптимизм и в самом деле производит жутковатое впечатление. Она проходит среди вражеских солдат и чудовищ из "Новой банды Ястребов" безмятежно, как человек, который знает, что ничего плохого с ним произойти не может. Но не это главное. Соня - телеат и медиум, на нее постоянно обрушиватся волны людских страданий. Когда до читателя это доходит (а до самых тормозных доходит в тот момент, когда Соня посылает Силке мыслеобраз грядущей резни в городе), оптимизм Сони приобретает новую окраску: похоже, что страдания людей ее больше не трогают. Они с Силке составляют резкий контраст: Силке чувствительна к мерзости войны и оэтому хочетвернуться в лес и жить отшельницей. Соня проходит по миру, как солнечный луч, который заглядывает в самые грязные углы и не пачкается.

Помимо своей воли или намеренно, Соня искушает Силке. Она приглашает ее присоединиться к освободительной армии, где никто никого не угнетает и не притесняет. Для Силке, всю жизнь прожившей изгоем, это серьезный соблазн. Но она "ловит" мысли Гаттса, молча стоящего в тени, готового в любой момент прийти на помощь - и отвечает Соне: нет, я не одинока, мне есть куда идти.

В отношении Гриффита Соня ведет себя как собственница - наример, без зазрения совести оттирает в сторону Шарлотту. Еще бы, ведь Шарлотта "всего лишь" невеста Гриффита, а она, Соня - медиум и пророчица. Место Шарлотты - на кухне, возможно, в постели (хотя Миура нерозрачно намекает, что секса между Шарлоттой и возродившимся Гриффитом не было), словом, она находится в рамках традиционных редставлений о месте женщины. Соня же претендует на большее: духовную близость с вождем, особое сестринство. Она легко распоряжается окружающими ее мужчинами, начиная с юного Мьюла и заканчивая чудовищами из Новых Ястребов.

Ну и чтоб закончить перечисление женских персонажей с сильной субъектной перспективой, вспомним об Исме.

<img src="http://img2.wikia.nocookie.net/__cb20130224220159/berserk/images/thumb/c/c1/Isma.jpg/260px-Isma.jpg" alt=изображение >

Исма - дитя человека и русалки, живет на заброшенном островке посреди океана наособицу от маленькой общины рыбаков. Она одиночка, ее ненавидят в деревне, но она не унывает: добывает себе пропитание морской охотой, и море любит больше, чем людей. Ее раскованность и смелость повергают в стуор даже нахального Исидро (раньше перед ним девочки не рассекали голыми). Исма отважна, добра и благодаря команде Гаттса обретает понимание ссвоей истинной сути и находит свою маму. Армия русалок помогает Гаттсу одолеть морского бога.
morreth: (красота и интеллект)
Что, думали, что я забила, забыла и окончательно заебалась? А вот и нет, и не забила, и не забыла, и заебалась только временно.

Долго ли, коротко ли - но Гаттс сотоварищи (по-японски это будет"накама", дословно - "отношения между") дошли до заколдованного леса, где проживала ведьма Флора со своей ученицей Силке.

И так у Миуры появились еще два женских персонажа с сильной субъектной перспективой. Впрочем, у Флоры перспектива была недолгой: враги сожгли родную хату вместе с ней - но она не очень огорчилась, потому что уже прожила тысячу лет, а уничтожение бренного тела придало эпической силы ее телу астральному. Но читателю все-таки обидно.

Флора - персонаж мифопоэтический насквозь, так что о ней интересно говорить не как о характере, а как о типе. Она - "добрая баба яга", законный представитель немногочисленных благих сил Берсеркверса и ответ на вопрос измученного читателя "Да есть ли в этом гребаном мире вообще что-то хорошее, или сукинсынская Идея Зла подмяла все?!" Ну, то есть, читатель как бы уже знает, что в мире есть благое силы - например, Пак, но Пак против целой Вселенной, начиненной злом, как-то не очень тянет на понятие "сила". А тут бац, появляется Флора, которая на понятие "сила" очень даже тянет.

Флора - ведьма, а ведьмовской дар в берсеркверсе - это в первую очередь повышенная чувствительность к зову стихий-первоэлементов. Сами эти стихии скорее нейтральны, чем злы или добры, но отметим, что силы зла охотно прибегают к воде (на героев нападает кэльпи, потом водяная тварюка наподобие Ктулху, а потом силами воды манипулирует злокозненный Дайба, кушанский маг), а силам добра в лице наших сомнительных персонажей Флора выдает кинжал огня, способный одновременно резать и жечь, и меч воздуха, этакое перышко, которое может рассекать воздушным ударом доспех и оружие противника. Гаттсу же Флора выдает Доспех Берсерка, который некогда носил Рыцарь-Череп. Флора не творила этот доспех, он представляет собой злое колдунство, которое, с одной стороны, начиняет бойца едреной дозой адреналина и на ходу латает его раны, а с другой - подчиняет его волю боевой ярости (напоминаем: Гаттс одержим псом-демоном!), и носитель доспеха, если входит в кураж, вообще перестает отличать друзей от врагов, ему лишь бы рубить. Флора слегка подрихтовала доспех, уменьшив его демоническую сущность но у Гаттса и своей дури в избытке плюс пес-демон, так что не очень ее усилия помогли. Флора хотела еще выдать Гаттсу секиру Земли, но тот сказал, что Драконобой ему ничто не заменит, так секира и осталась в схованке на месте дома Флоры.

Короче, Флора - это волшебный даритель, чисто по Проппу. И - подчеркнем это жирной линией - женщина. Именно она противостоит дьявольским козням андрогинного сцуко-Гриффита.

Но Флора, к сожалению, привязана к своему волшебному лесу. Этакий Том Бомбадил в юбке. И когда лес уничтожают Новые Ястребы (скотина Гриффит назвал свою банду апостолов Новыми Ястребами - ну как его не убить за это?), Флора гибнет вместе с ним. А в странствия с Гаттсом отправляется ее ученица, Силке.

Силке - девочка-подросток, на вид фиг поймешь скольки лет, это же манга, будем считать, что от 13 до 15. Она до чертиков сильна и талантлива в ведьмовском плане, а в физическом - достаточно хрупкий подросток, типичный маг-стеклянная пушка. Если до появления Силке в команде вторым бойцом после Гаттса был Серпико, то теперь Серпико третий после Гаттса, а Гаттс - второй после Силке. Но это если мерить чисто наносимый врагу ущерб: Силке способна выносить целые армии. Правда, ее все это время нужно защищать (стеклянная пушка!) - так что они с Гаттсом образуют прекрасный тандем: Гаттс танчит врагов, Силке издалека дамажит, а Серпико и Исидро прикрывают ее в ближнем бою.

А что же Фарнезе? Нашлась ли для нее работа поинтереснее, чем пасти скорбную головой Каску?

Представьте себе, да! Оказывается, мистическая одаренность Фарнезе все время была направлена не в то русло: она молилась ложному богу, Идее Зла, и очень даже хорошо, что ее молитвы оставались без ответа: с ее талантом она могла бы и пробиться в горние, блджад, выси, и чем бы там дело кончилось - ХЗ. Но тут она попалась на глаза Флоре и Силке и те обнаружили в ней латентный колдовской дар. Так что Фарнезе усиленно тренируется под руководством Силке и уже научилась выходить в астрал. А это очень важное умение, даже если ничего серьезнее пока не получается: ведь кто-то должен возвращать Гаттса к реальности, когда он в кураже берсерка окончательно роняет мозги под влиянием берсерк-доспеха.

Как человек Силке - совсем юная девочка, на которую свалилось бремя непомерной ответственности. В отличие от Фарнезе, которая пошла за Гаттсом "верхним чутьем", Силке точно знает, что Гаттс - избранный, а она, Силке, - должна вести его в этом квесте и сражаться на его стороне, потому что ее миссия - вместе с Гаттсом положить край Гриффиту и его художествам. Но что делать ради осуществления этой миссии, что конкретно - она не знает. Гаттс Избранный, поэтому нужно просто следовать за ним. И Силке идет с "накамой" Гаттса в порт Британнис, чтобы сесть там на корабль и отплыть в Эльфхельм, последний оплот сил добра на погружающейся в адъ и хаосъ земле.
morreth: (красота и интеллект)
Давно замечено, что ежели в Берсеркверсе человек хочет пожить спокойной жизнью где-нибудь на отшибе, то для него Миура уготовил самый изощренный пиздец и дизастер.

Не успел Гаттс вернуться с Каской к Годо, как прилетел туда же Гриффит верхом на Зодде - чисто посмотреть, превозмог ли он в себе поца окончательно или еще осталось в нем что-то человеческое. Не свербит ли где, скажем, совесть при виде искалеченных жертв. И вот Гаттс рубится с Зоддом (он хочет рубиться с Гриффитом, но для этого нужно сначала пройти через Зодда), а Гриффит смотрит и прислушивается к себе: ну как, свербит или нет?

Read more... )
morreth: (красота и интеллект)
я со счета сбилась.

Итак, мы покинули нашего приятеля Гаттса, когда он сбежал от Фарнезе и ее храмовников. И наконец-то направился домой.

И тут надо рассказать о еще одном персонаже, которого мы до сих пор обходили вниманием, потому что он играл второстепенную роль.

Мы уже касались того вопроса, что отцовство в мире Берсерка штука весьма стремная, и хороших отцов, которые появляются в кадре и остаются в живых долше одногоразворота, можно не то что по пальцам пересчитать, а вот буквально хватит одного пальца. Так вот, Гаттс - тоже "плохой отец".

С самых первых глав "Черного мечника" его преследует образ чудовищного эмбриона, о сути которого мы ничего не знаем, кроме того, что угрожать он угрожает, но никогда не нападает и того, что его боятся прочие злые духи. В главах после Затмения мы узнаем, что это ребенок Гаттса и Каски (очень, очень удачно она подгадала время для своего сексуального дебюта), которого она выкинула на пятый день после того, что с ней сделал Фемто. Ребенок был изуродован колдовством Фемто, и благодаря "инъекции" демонической сущности во время изнасилования (а также, видимо, слиянию миров, которое началось после Затмения), выжил и существует одновременно в мире духов и отчасти в мире плоти, стараясь по мере сил охранять своих родителей. Но Гаттс не знает, что его пытаются охранять, он думает, что этот эмбрион пытается ему отомстить за то, что Гаттс попытался убить его при рождении (типичный отец Берсеркверса, хехе).

И вот этот эмбрион начинает Гаттсу являться и прорицать, что Каска вот-вот попадет в беду. Гаттс добирается до дома Годо и выясняет, что Каска как-то ушла погулять и не вернулась. Гаттс поначалу пытается пылить, но Годо его быстро осаживает: он первый бросил Каску, погнавшись за местью. Гаттс осознает свою неправоту и очень остро переживает то, какой он мудаг и как сам в очередной раз продолбал единственное, что ему дорого. Он отправляется на поиски Каски. Рикерт искал ее целый месяц и не нашел, но у Гаттса есть хоть и смутные, а все же указания, полученные от демона-ребенка: Каска находится где-то в святой земле. Он разузнает, что в трех днях ходу есть аббатство Альбион, и чимчикует туда.

А меж тем по всей стране наступает пиздетс. Мор, глад, нападение чудовищ и слияние сфер, и на закуску - орда кушанцев, которые идут и вырезают все на своем пути. Кушанцы захватили Мидланд, толпами угоняют жителей в рабство, принцесса Шарлотта без следа исчезла, а король умер. Словом, все плохо.
Read more... )
morreth: (красота и интеллект)
В каком-то смысле Джилл повезло больше всех остальных персонажей Миуры, особенно центральных. Почему? Потому что она не только выбралась из жопореза живой и здоровой, но у нее еще и позакрывались все циклы, произошла правильная "перезагрузка". Она взяла в руки контроль над своей жизнью. Еогда отец в очередной раз попытался отоварить ее клюшкой, увернулась и побежала, куда ей было надо - за Гаттсом. Получив от него отказ (она просила взять ее с собой), сумела понять и принять это. Решила бороться за свою жизнь, а не бежать от нее.

http://manga-online.com.ua/uploads/manga/berserk/Berserk-Vol16Ch007/berserk16-chapter07-page147.jpg

Прощаясь с Паком, она улыбается. А вот Гаттсу не до смеха. Он позакрывал Джилл все гештальты, которые не позакрывала Розина, часть их позакрывал и себе (с этого момента его больше не преследуют кошмары о детстве, изнасиловании и смерти Гамбино), но от всех этих дел у него началось раздвоение личности, он обзавелся персональным злобным демоном в виде призрачного черного пса, который искушает его отчаянием, ненавистью и прочими неприятными штуками:

http://manga-online.com.ua/uploads/manga/berserk/Berserk-Vol16Ch008/berserk16-chapter08-page161.jpg

И Гаттс всерьез понимает, что если он во второй раз доберется до Гриффита - то со всеми шансами уже в качестве такого же чудовища.
Под тяжестью сомнений, усталости, боли, голодухи и прочих нагрузок на организм он падает без сознания. И тут его спасает от неупокоенных призраков... маленький надоедливый жужжалка Пак.

http://manga-online.com.ua/uploads/manga/berserk/Berserk-Vol16Ch008/berserk16-chapter08-page167.jpg

Обожаю этот момент.:laugh: И Гаттс тоже заценил иронию ситуации. Когда сильные падают без сил - на помощь к ним приходят маленькие и слабые.

И тут ему на жЫзненном пути встречается Фарнезе.

У Фарнезе, как я уже сказала, с самого начала встроена в образ сильная субъектная перспектива и имеется в наличии трансцендетный проект. Но у нее при этом две проблемы. Первая - в ней самой: она, как и Гриффит, путает трансцендендирование и расстройство поведения (только у Гриффита это нарциссизм, а у нее садомазохизм). Вторая - в устройстве самой вселенной Берсерка: Богом там работает Идея Зла, зародившаяся, как сказано в нашей Азбуке, в кловых массах человеческого подсознания. Этакий самопальный Ялдабаоф. Так что Бога в этом мире лучше не доискиваться, а то можно найти. На свою голову.

Но Фарнезе-то об этом не знает. У нее вообще очень хорошо прописана эта черта: сильная субъектность, сильное "я хочу, я действую" - и слабое проживание этой субъектности, слабая рефлексия на тему "А чего, собственно, хочу? А нафига действую?" Вот она яростно заниматеся самобичеванием (буквально, я имею в виду) и заодно втягивает своего слугу-полубрата Серпико в свои флагеллянтские забавы - а дело-то всего лишь в подавленной чувственности. Даже не в сексуальности, Миура не такой дурак, чтобы сводить все к банальному недоебу. А именно в чувственности: Фарнезе с детства была обделена нормальной тактильной лаской, которую должен получать каждый ребенок - ну знаете, когда младенца тискают, щекочут, прижимают к себе и в пузико целуют. Так вот, Фарнезе с детства всего этого мощно недодали. А там, где ребенку недодают, он сам находит, причем там, где не думали-не гадали. Маленькая Фарнезе недостаток тепла компенсирует у костров, на которых сжигают еретиков. Хорошая девочка, чо.:hlop:

Кроме того, ее холодный отстраненный папашка не придумал ничего умнее, чем подарить доченьке живую игрушечку, мальчика Серпико, которого он мимоходом заделал своей служанке. Служанка помешалась на этом деле, но почему владетельный сеньор Вандимон должен думать о такой чепухе? Он позаботился о мальчике: сунул его в дочкины покои: прислуживай и не болтай. А какой там инцестуальный ЮСТ развивается - до того папашке дела нет.

Тут я сделаю лирическое отступление о том, как вообще у Миуры представлено отцовство и каким получается образ отца. Прямо скажем, это больше похоже на ночной кошмар.

Гамбино - пьянь и абьюзер, продал сына насильнику
Граф - сверхопекающий отец, держит дочь в золотой клетке, убил ее мать
Родители Каски - холодные, равнодушные, продали дочь в услужение
Герцог Юлиус - абьюзер
Король Мидланда пытался изнасиловать свою дочь, Шарлотту
Отец Джилл - пьянь и абьюзер, то ли пытается продать дочь насильнику, то ли просто "не замечает" поползновений в ее сторону.
Отец Розины - абьюзер
Отец Фарнезе и Серпико - холоден и равнодушен как к ним, так и к "любимому" наследнику - Манифико.
Отец Ганишки - типичный восточный тиран, который плодит сыновей и объявляет - "А теперь пусть победит сильнейший из вас, файт!" Сам Ганишка - такой же.

Единственные исключения - старик-священник во второй новелле "Черного мечника" (но он не отец, а дед, и погибает тут же ни за грош) и Годо - который тоже не отец, а дед к тому же приемный для Эрики. Сюда же с грехом пополам можно отнести Гаттса из поздних томов саги, но именно что с грехом пополам (об этом позже).

Полное впечатление, что в мире "Берсерка" главной опасностью для ребенка является в первую голову его биологический или приемный отец. С символическими отцовскими фигурами дело обстоит ничуть не лучше: Гриффит, поначалу ведущий себя как "отец солдатам", приност Ястребов в жерту, граф и барон - Апостолы, тираны своих подданных и людоеды в буквальном смысле этого слова, Генон равнодушно посвлает Босконя и тысячи подчиненных на смерть, лишь бы снова увидеть и трахнуть любовь всей жизни, Гриффита, король Мидланда в лучшем случае равнодушен к своим подданным, епископ Мозгус - садист и убийца, Ганишка хладнокровно истребляет собственных солдат ради превращения в супер-Апостола. Исключения опять можно пересчитать по пальцам: это рыцарь Азан, "отец солдатам", Родерик, "отец матросам" и вельможа с неясным статусом Рабанн, который пытается что-то сделать для простых людей Мидланда.

Тут впору задаться вопросом не о том, много ли у Миуры годных женских персонажей - а много ли у Миуры годных мужских. С учетом того, что Гаттс получается структурно женщиной, их вообще кот наплакал, и половину убивают во время Затмения.

Но вернемся к нашей Фарнезе. Если Джилл позакрывала об Гаттса и Розину все основные гештальты, то Фарнезе до этого как до Вританниса раком. Она комическим образом берет Гаттса в плен и таким образом как бы выполняет свою миссию. И на этом что, конец делу венец? Возвращайся домой, где тебя пристроят в какой-нибудь выгодный замуж? А вдруг это ошибка, и Гаттс - не тот Федот. Надо бы его допросить...

И вот Гаттса к ней приводят... А как его допрашивать? О чем спрашивать? "Ты аццкий сотона, признавайся, а не то...?"

На самом деле ей охота пошликать об этого фактурного мужика. Но Фарнезе в жизни себе ни в чес таком не признается, и опять-таки весьма комично машет на Гаттса своим девайсом для самобичевания:

http://manga-online.com.ua/manga/berserk/page,6,265-Berserk-Tom-16-Glava-11.html

(Вообще, вся глава пародийным образом обыгрывает пленение Гаттса в арке "Черный мечник". И она довольно смешная - юмор, правда, нередко черненький, ну да это же Миура. :laugh:)

Гаттс в конечном счете бежит, захватив Фарнезе в заложники. Фарнезе видит призраков, преследующих Гаттса, а тот троллит ее по полной програме:

http://manga-online.com.ua/manga/berserk/page,15,267-Berserk-Tom-17-Glava-02.html

Но когда приходит реальная жопа, Гаттс защищает Фарнезе всеми силами и даже, как говорят японцы, "своим телом" - например, при падении обоих с коня на камни, принимает удар на себя, а Фарнезе падает уже на него.

Да, в этой главе хватает фансервиса - Миура показывает нам сиськи Фарнезе, и не только, но перед этим, главу незад, он нам показывал поуголого Гаттса, такшта паритет опять :).

Бедная Фарнезе рвалась к трансцендентному и дорвалась.

http://manga-online.com.ua/manga/berserk/page,7,268-Berserk-Tom-17-Glava-03.html

Очень показательна реакция Гаттса:

http://manga-online.com.ua/manga/berserk/page,8,268-Berserk-Tom-17-Glava-03.html

Для него теперь любая женщина в опасности - Каска. И он защищает Фарнезе до самого утра.
Именно Фарнезе открывает в нем то, что станет, по всей видимости, его трансцендентным проектом:

http://manga-online.com.ua/manga/berserk/page,17,268-Berserk-Tom-17-Glava-03.html

Ведь если есть Ястреб Тьмы (и мы даже знаем, кто он), то в пророчестве сказано и о Ястребе Света (все окружающие будут думать, что это Гриффит).

Но это потом - а пока что, воспользовавшись беспомощностью и растерянностью Фарнезе, к ней в голову заползает бес-искуситель:

http://manga-online.com.ua/manga/berserk/page,2,269-Berserk-Tom-17-Glava-04.html
http://manga-online.com.ua/manga/berserk/page,3,269-Berserk-Tom-17-Glava-04.html

Поддавшись бесовскому наваждению, Фарнезе едва не насилует Гаттса:

http://manga-online.com.ua/manga/berserk/page,9,269-Berserk-Tom-17-Glava-04.html

Ой-вей!

http://manga-online.com.ua/manga/berserk/page,11,269-Berserk-Tom-17-Glava-04.html

Если бы Пак не изгнал из нее беса, она бы черт знает чего натворила, потому что Гаттс после всего пережитого был совсем никакой. Но Пак успел вовремя, а потом подскочил и Серпико, так что пути Фарнезе и Гаттса на какое-то время разошлись. До полного прозрения Фарнезе было далеко, но шаблон в голове уже треснул, и самый жирный таракан предстал Фарнезе во всей неприглядности. Она осознала, что ее религиозность - не более чем способ дать какой-то выход подавленной сексуальности.
morreth: (красота и интеллект)
Кроме того, что Розина - своеобразная "предтеча" и "зеркало" Гриффита, они с Джилл - своеобразное "зеркало" Гаттса. Как и Гаттс, они обе - жертвы войны. Гаттс родился от убитой женщины, Розина - от изнасилованной. Отец Розины постоянно травил и шпынял ее с матерью, потому что сомневался в своем отцовстве. Отец Гаттса постоянно изводил и шпынял его, потому что сомневался в своей мужественности. Но у Розины не было меча, чтобы в нем находить утешение. Зато был Бехелит...

Арку "Потерянные дети" я вообще считаю самой страшной из всех. Затмение - это, конечно, полный гиньоль, кровькишкираспидорасило, но по сравнению с "Потерянными детьми"... Тут даже не скажешь "детская игра в крысу", потому что детская игра в крысу - это вон как раз Розина со своими эльфиками. Читая "Затмение", жалеешь Ястребов, возмущаешься подлостью Гриффита, все такое. Читая "Потерянных детей" - про то, как по душу Гаттса в очередной раз являются призраки, только теперь это призраки сожженных им заживо эльфиков, и они плачут и просят "отведи нас домой к маме" - хочешь только развидеть все это, и баста.
Read more... )
morreth: (красота и интеллект)
И вот тут-то начинается самое интересное.

Разбитый и униженный после финала "Черного мечника" Гаттс движется домой. Домой - это куда? Это в пещеру возле дома Годо, заброшенную шахту, где когда-то жили эльфы, а теперь живет обезумевшая Каска. Он два года там не был. Два года преследовал и мордовал Апостолов в надежде, что рано или поздно один из них в муках и ужасе докричится до пятерых демонов, Руки Бога, и тогда уж Гаттс не промахнется, а расколбасит своим Драконобоем предательского сукинсына Гриффита от маковки до пяток.

Не склалось. Не расколбасил. Неуязвим и непобедим оказался Гриффит, и Гаттс ушел живым только лишь потому, что откровенно пох было Гриффиту на такое насекомое, как искалеченный бывший боевой товарищ и дама сердца.

Лишился Гаттс своего трансцендентального проекта, несолоно хлебавши идет он к женщине, у которой тоже не найдет утешения, потому что она его больше не узнает, для нее он просто огромный кошмарный мужик, страшная тварь с хуем, всегда готовая насиловать, калечить, уродовать. Вот такая вот беда.

И натыкается наш Гаттс по дороге на девочку Джилл, похищенную из родной деревни бандой работорговцев-неудачников.


Если бы он был тем озлобленным на весь мир мудаком, каким прикидывался всю арку "Черный мечник", он прошел бы мимо. В конце концов, раньше он убивал чудовищ, потому что у него была цель: кто-то да выведет его на Гриффита. Трансцендентный проект.

Но он просто спас девочку. И от бандитов, и от дерева-чудовища, одержимого призраками тех, кого принесли в жертву языческим богам.

"Он стоял между мной и ужасом, спокойно и открыто", говорит Джилл.

Ах, да. Вся сюжетная арка "потерянные дети" дана с точки зрения Джилл. Субъектом высказывания всю дорогу является женский персонаж, маленькая девочка, у которой беда. Даже безотносительно того, что ее похитили бандиты - у нее абьюзер-папа и затюканная мама, она живет в вонючем городишке, рядом с которым поселился Апостол - словом, есть от чего напрячься. Но Джилл не унывает. Она деятельна и полна энергии.


В этой же сюжетной арке появляется и действует еще один зачетный женский персонаж. Розина, одруга Джилл. Девочка, которая принесла в жертву своих родителей и сделалась Апостолом:

http://manga-online.com.ua/uploads/manga/berserk/Berserk-Vol14Ch005/v14c05p128.jpg

Если Вьяльд - это своеобразный "предтеча" Гриффита как насильника и убийцы, то Розина - предтеча Гриффита Возрожденного, насильника и убийцы, жаждущего стать благодетелем человечества и построить рай на костях тех, кого он принес в жертву.

Розина тоже строит свой рай на костях - королевство "эльфов" Туманной Долины. И судьбу этого рая можно считать (я надеюсь) провозвестием того, что ждет в дальнейшем рай Гриффита.

Но мы не будем забегать так далеко вперед и расскажем сначала о Джилл.

Вернув девочку в родную деревню, Гаттс видит милую сердцу картину: отец Джилл, инвалид войны и запойная пьянь (никого не напоминает?) орет на дочь "Гдетысукашлялась?!!!" и бьет почем зря (нет, точно кого-то напоминает!) Приятели его смотрят на Джилл сальными глазками и мерзко ухмыляются (у меня дежа вю?) Тут народ замечает Пака, который решает причинить немного добра, и выбегает на Гаттса с вилами и дрекольем. В этой деревне эльфов не любят, и есть за что: у подданных Розины имеется милая привычка налетать стаями, детей похищать, а взрослых и скотину обгладывать заживо.

Гаттс не одобряэ такое поведение. А еще при приближении "эльфов" у него кровит клеймо - а значит, дело ясное. Он не собирается оставатья в стороне, пока деревню терзает Апостол с подручными.

Хотя мог бы. Ведь он уже знает, что убийство этого нового Апостола ни на шаг не приблизит его к Гриффиту. Он знает, что смертельно рискует. Что никакой благодарности, скорее сего, не дождется, как не дождался за спасение Джилл. И все равно выходит на бой.

Он становится истребителем чудовищ уже не потому что чудовищами можно вымостить дорогу к Гриффиту - а потому что они не должны жить. И точка.

И тут появляется еще один чудесный женский персонаж, от которого я в каноне просто млею: Фарнезе.



В каком-то аспекте она - анти-Каска. Избалованная инфантильная аристократка, которая носит доспех, но не умеет ни драться, ни командовать людьми, заносчивая, ограниченная, да еще и наделенная большим стадом головных тарканов. Но при этом она наделена сильной субъектностью и трансцендентным проектом с самого начала.

Девочка взыскует Бога. Не хухры-мухры. Она возглавляет отряд Рыцарей Святой Железной Цепи, которые желают изловить Черного Мессию, Ястреба Тьмы, чье появление предсказано знамениями - в частности, появлением на восточной границе Мидланда кровавого озера.

Надо ли говорить, что Ястребом Тьмы в простоте душевной Фарнезе считает Гаттса? А что, подходит по всем характеричтикам: является незнамо откуда, оставляет после себя гору трупов (а у Апостолов и их миньонов есть заподлистое свойство - после смерти они принимают обратно человеческий облик), исчезает незнамо куда.

Два года Фарнезе преследовала Гаттса по по кровавому следу - и вот она уже наступает ему на пятки. Пришла в деревеньку - а там улицы завалены размозженными и сожженными детишками (Розина делала себе миньонов из детишек, у нее крапивинский такой проект), ну кто же мог такое сделать, как не Ястреб Тьмы и аццкий сотона?

И Фарнезе отдает приказ преследовать Гаттса до упора. И дальше он уже всю арку мечется между тремя недозрелыми женщинами: Джилл, Розиной и Фарнезе
morreth: (красота и интеллект)
А что же было дальше?

А дальше Гриффит принес Ястребов в жертву демонам. Всех. До последнего. Крме юного Рикерта, который вовремя пошел за водой и к шоу не успел.

Это жертвоприношение является одной из главных срачегенерирующих тем в фандоме, и многие адвокаты Гриффита приводят разные доводы в его защиту, типа: он совсем крышей поехал от пыток, или - а какой у него был выбор, не жить же всю жизнь калекой. Знаете, я займу позицию морального ригориста и скажу: таких вещей не делают с теми, кто ради тебя полез в огонь и в воду. Никогда. Ни по каким причинам.

А тем, кто делает - нет оправданий.

Но повторюсь с прошлого раза: для меня черту под светлым образом Гриффита подводит тот факт, что, пока Убик не начал подпускать видения, Гриффит всерьез собирался разрушить связь Каски и Гаттса, принудив Каску остаться с ним и всю жизнь тащить его на горбу. Он начисто не обдумывал опцию "эй, ведь для полководца главное мозги, а мозги-то мне в тюрьме не отшибли, эгегей, мы еще повоюем за корону Мидланда!" Он не из тех, кто, упав, могут подняться и начать все сначала. Ему надо все или ничего, и когда на одной чаше весов - демоническое могущество, а на другой - гибель всего отряда, то... где тут кровью расписаться, я готов.

Субъектность? Желания, чаяния, жизни членов отряда? Да ладно, ребята, вы МОИ. Есличо, я же для вас пожертвовал оин раз аж целой собственной задницей. Так что неча тут (спасибо сокомандникам за направление мыслей в нужное русло).
Read more... )
morreth: (красота и интеллект)
Итак, наш герои вытянули Гриффита из застенков и обнаружили, что опаньки. Что связанные с Гриффитом их трансцендентные стремления накрылись. Что... стоп, опять мы забегаем вперед. Пошли назад.

Гаттс у нас женщина структурно. Каска - женщина по факту. И их нежный союз наполовину держится на том, чтобы спасти Гриффита. Потому что Гриффит - единственное мерило и ориентир их субъектности.

В принципе ситуация для мировой культурки не новая - в сказках девушки обретают субъектность, спеша на выручу мужчине: сюжет "Финиста-Ясного сокола". А у нас тут и сокол в наличии, почти буквально.

Когда Гаттс видит, что в тюряге сотворили с Гриффитом, он не может сдержать слез. Нота Бени - до этого он плакал только один раз, когда ему сорвало крышу во время секса с Каской. Что бы с ним ни делали - он плакал только вот эти два раза в жизни.

Гриффит для него много, страшно много значит.

Read more... )
morreth: (красота и интеллект)
Трансцендентный прорыв Гаттса имеет неожиданные для Гаттса последствия: он встречается с трансцендентным существом, Рыцарем-Черепом. Череп делает мрачное пророчество: через год всему пиздец, готовься.

А в это время Гриффит делает в оный пиздец свой первый шаг: идет трахать принцессу.

Да, давайте поговорим о принцессе. Лично я считаю, что нормальные женские персонажи у Миуры ведут счет именно с принцессы. Хотят тут нажо сделать оговорку: хотя королева и была типичным "злодеем недели", Миура и ее сумел сделать достаточно субъектной, наделить своей историей, собственными мотивациями (она не просто так агрится на Гриффита - она любила герцога Юлиуса и мстит за него), и все это на очень маленьком пространстве. Но это он так, разгон брал. А вот Шарлотта - это уже взятый разгон.

Начинает она как типичная девочка-девочка, фантазийная принцесса, влюбленная в прекрасного рыцаря. Точнее, в прекрасный образ, созданный ее воображением. Да, она вся сосредоточена на Гриффите. Но когда Гриффита за его сексуальные подвиги кидают в застенок, принцесса резко обретает субъектность. Она отоваривает своего папашку по чайнику пяткой, когда папашка лезет к ней с нехорошими поползновениями. Она выбирается из-под домашнего ареста, чтобы связаться с Ястребами. Она лично встречает команду по освобождению Гриффита и проводит их к Башне Тысячелетия, убрав с дороги солдат. Она весьма решительно настаивает на том, чтобы последовать за Ястребами: спорит с Каской, Гаттсом, угрожает, уговаривает. Она спускается в темное страшное подземелье.

И самое главное - она единственная не теряет веру в Гриффита, хотя остальные Ястребы видят в нем только беспомощного калеку. И когда наемный убийца плюет в него ядовитой стрелой из сарбакана, принцесса закрывает его собой.

Этот образ у Миуры получился гораздо лучше образа Каски - видно возрастание принцессы над собой. Она постоянно дрожит, балансирует на грани обморока, всего пугается - но преодолевает себя и продолжает путь. Она выглядит гораздо лучше, чем Каска, которая наоборот, в самый неподходящий момент начинает ревновать, ангститься и тормозить.

Вообще, чем больше Миура в этих главах пытается придать субъектности Каске, тем хуже у него получается. Да, Каске удается спасти остатки Ястребов, когда король отдает приказ перебить их. Но у нее нет никаких идей насчет того, как Ястребам быть дальше. Она не предлагает их службу враждебным Мидланду дворам, не пытается использовать политические рычаги - Ястребы просто бандитствуют потихоньку на окраине Мидланда, вызывая недовольтво окрестных феодалов, которые в конечном счете собира.т наемников, чтобы покончить с ними. И тут Каска в очередной раз оказывается в роли дамзель ин дистресс: ее чуть не убивает Силат. Конечно, появляется Гаттс, чтобы спасти день. Потом ее чуть не насилует Вьяльд - и снова Гаттс спасает день. Стоп, мы забегаем вперед. Ведь до Вьяльда была еще нелепая попытка самоубийства Каски - надо ли говорить, что день опять спас Гаттс. После чего признался Каске в любви, а также все, что я имею в виду.Read more... )
morreth: (красота и интеллект)
Рассмотрев все три угла фигуры "Каска-Гриффит-Гатс", вернемся к треугольнику в целом
К моменту битвы за Долдрей Гаттс уже принял твердое решение покинуть Ястребов. "Это последняя моя битва под этим знаменем", говорит он себе и добавляет: "Если не последняя вообще".

Но все кончается хорошо, Гатс, как обычно, превозмогает и побеждает. Общий триумф, Гриффит получает генеральское звание и графский титул, все Ястребы - дворянство. Гриффит как никогда близок к осуществлению своей мечты, до трона остались считанные шаги, король стар, претенденты на руку принцессы убиты...

Само собой, интриганы не дремлют: королева Мидланда хочет Гриффита отравить. Причем сделать это на балу, в высшей точке триумфа Ястреба. Само собой она не думает, что портит момент другим людям - Гаттсу и Каске.

Каска, сделавшись объектом назойливого внимания со стороны мужчин и неприязненного - со сторону женщин, утаскивет Гаттса на балкон, чтобы он ее "прикрыл" - "Делай вид, что мы вместе". Гаттс не против - ему самому не нравится дворцовая роскошь и толкотня. Он с удивлением обнаруживает, что Каска очень красива - да, именно в этот момент, а не тогда, когда он согревал ее голую своим телом. Но ему мешает развивать флирт не только то, что Каска по-прежнему увлечена Гриффитом - но и то, что он в очередной раз работает блэк-опом Гриффита. Потому что Гриффит развивает свою контринтригу, и Гаттс должен проследить, чтобы все прошло гладко. Так, вместо того, чтобы объясниться с каской и потанцеватьс ней, Гаттс пасет негаглядного шефа.

(вот почему я немного благодарна создателям полнометражки - они нехорошо поступили, что вымарали всю линию с покушением, но мне понравилось, что Гаттс и Каска немного поплясали и какое-то время были счастливы. Они это заслужили)

Король поднимает бокал за победу над Тюдором - и Гриффит, осушив свой кубок, падает замертво. Королева и ее сообщники, собравшись в замке, празднуют победу - но тут кто-то запирает дверь и поджигает башню. В попытке спастись, королева выбегает на балкон - и видит целого и невредимого Гриффита: оказывается, один из сообщников предал королеву, Гриффиту в кубок подлили не яд, а сонное зелье. Гриффит вершит возмездие, напоследок прочитав мораль: "Вы привыкли воевать из безопасных кабинетов - но в этой войне нет места для наблюдателей".

Слуга, подсыпавший в бокал яд, удирает, подсчитывая барыш - но встречает на своем пути высокую фигуру с огромным мечом. Потом Гаттс точно так же зачищает похитителей, укравших дочь министра Фосса, который выступил козлом-провокатором. Зло вроде бы наказано.

И тут Гриффит раскрывается перед Гаттсом. Именно его он выбирает себе в моральные судьи: "Я сделал что хотел, не испачкав рук. Всю грязную работу свалил на тебя. Думаешь, это было слишком жестоко?"

Реакция Гаттса примечательна. Она показывает, что Гаттс при всей его внешней простоте - очень умный парень. Он отказывается от роли морального арбитра и отвечает вопросом на вопрос: "Разе это не путь к исполнению твоей мечты?"

И через месяц Гаттс уходит от Ястребов.

...Лично меня неуклонно удивляют те шипперы Гаттса и Гриффита, которые повторяют: "Вот если бы эти два идиота поговорили между собой..." О чем, собственно? Гриффит не мог сказать Гаттсу ничего такого, чего не знал бы сам Гаттс. Неужели можно всерьез полагать, что парень с гомосексуальным изнасилованием в анамнезе проникнется чуствами к Гриффиту и заведет с ним счастливую гей-семью? Неужели можно всерьез полагать, что пробитый нарцисс, Гриффит хоть на мог сможет быть искренним с Гаттсом? А если и сможет - что он му скажет? "Да, я хочу власти, и укатаю в асфальт любого, даже тебя, если понадобится"? - да Гаттс это и так прекрасно знает. Покидая Ястребов, он говорит Каске: "Я не хочу, чтобы мечта Гриффита раздавила меня". Он все прекрасно понимает насчет Гриффита. Он видит Гриффита насквозь. Гриффиту не нужен равноправный партнер, Гриффиту нужен вечно имманентный спутник, в которого можно себя трансцендировать и который это будет радостно принимать. Поэтому Гаттс настойчиво шипперит Гриффита и Каску (он в этом смысле болван, но он логичный болван).

Очень показательны в этом смысла разговоры с Джудо и Коркусом. Коркус когда-то имел свой собственный трансцендентный проект и вынужден был от него отказаться. Мысль об этом его бесит, и он высмеивает трансцендентные стремления Гаттса. А вот Джудо, хотя тоже отказался от трансцендентности, поощряет это стремление в Гаттсе. И он же подбрасывает Гаттсу мысль сойтись с Каской. Он разжевывает Гаттсу матримониальные амбиции Гриффита и поясняет, что Каска достойна лучшего, чем быть любовницей и еще одним кирпичиком в сияющем замке Гриффита. И Гаттс всервые отдает себе отчет в своих чувствах к Каске: "Эта ненормальная девчонка лучше любой благородной дворяночки с головой, забитой тряпьем... Но ей нужен Гриффит. А у такого, как я, нет даже шанса".

И вот наконец подходит момент объяснения с Гриффитом. "Ах, если бы они могли поговорить..." Кой черт! Гриффит отлично понимает, почему уходит Гаттс. Что он может сказать, чтобы его удержать? Правду? "Тут никому, кроме меня, непозволено заниматься собственными трансцендентными проектами"? Так Гаттс ее и так знает, эту правду, потому и уходит. Соврать, что он видит в Гаттсе раного, видит друга? Но для этого вранья нужно понимать Гаттса, а Гриффит "ыше этого". Просто кукла вышла из повиновения, гарнир взбунтовался. Нужно привести его к общему знаменателю. "Ты мой. Я взял тебя этим мечом. Чтобы уйти, ты мечом должен проложить путь к свободе". Ну что ж, Гаттсу не впервой. Изволь и стань же в позитуру, посмотришь, проколю как я твою фигуру.

И тут к бунту присоединяется Каска. Пытается помешать поединку. Она сама не отдает себе в этом отчета - это мудрый Джудо отмечает, что Каска впервые в жизни попыталась оспорить решение Гриффита - раньше для нее это было все равно что ослушаться самого Бога.

Преддверие поединка занимает почти три главы, Миура рисует его долгими красивыми планами - герои стоят в позиции на фоне прекрасных зимних пейзажей, как в самурайском кино. Каждый прокручивает в голове сценарий боя. Гриффит понимает, что отделать здорового Гаттса, который три года полировал навык - совсем не то, что победить раненого и усталого, пользуясь его гордыней. Он может рассчитывать только на один удар, так как после двух или трех парирований рельсы Гаттса переломится сабля. Но этот решительный удар может выйти слишком рискованным: одно неверное движение, и удар придется не в плечо, а в голову, Гаттс будет не ранен, а убит.

И Гриффит говорит себе: "...ну ладно".

Ну чо там. Ну, убью. Зато не уйдет от меня дама сердца.

Гриффит ведет себя как нормальный абьюзер. И кто-то хочет, чтобы Гаттс радостно оставался в отншениях с ним - причем еще и усугублял и развивал эти отношения.
Люди, вы всерьез полагаете, что тут могла быть какая-то любовь-морковь, если бы они просто взяли и как следует поговорили?
Правда-правда?
Орлы?

Как и в самурайском кино, прелюдия к поединку длится долго, а сам поединок - считанные мгновения. Не так сталосч, як гадалося, Гаттс просчитывает маневр Гриффита, парирует его удар, ломает ему саблю и встречным ударом отоваривает Гриффита по плечу, причем довольно сильно ушибает его при этом, но не ранит.

Поле чего уходит, не оглядываясь. И лично я могу по этому поводу сказать только одно: Молодец!
morreth: (красота и интеллект)
Я в принципе не согласна с тем, что Каска - женщина в холодильнике, персонаж неудачный и заранее слитый, а потом и вообще слитый. Да, если рассматривать ее именно как ТИП, то это неудачный тип. Она заявлена как Action Girl, но при этом постоянно выступает в амплуа Damsel in distress. Да, происходит этоот того, что Миура по молодости лет просто не знал, что делать с женщиной в сюжете, как сделать ее интересной, субъектной, а не объектной. Да, похоже, что сюжетная линия с превращением Каски в окончательный объект=ребенка=полуживотное выросла просто из того, что Миура не знал, что с ней делать дальше. Надеюсь, он это понял, и на острове эльфов Каска подберет оброненные мозги.

Но. Повторяю, я не готова считать образ Каски тотальной и полной неудачей. Если присмотреться, в нем есть сермяжная правда: девушка из патиархатной крестьянской семьи примерно вот так и должна себя мыслить. Она спокойно мирится со своей объектнстью, вещностью. У нее только одна претензия к миру: подобно Ларисе Огудаловой, которая говорит "Раз я вещь, то я дорогая и всяким Карандышевым не по карману", Каска заявляет: "Раз я вещь, то я вещь Самого Лучшего Мужчины На Свете - Гриффита! И ничья больше! Всем остальным, кто лапы ко мне протянет, я оторву яйца!"

Ну вот в этой позиции мы ее и застаем, когда Гаттс попадает к Ястребам.

Read more... )
morreth: (красота и интеллект)
Итак, Гриффит. Совершенно особый фрукт, весьма примечательный.

По большому счету, он такая же инверсия традиционного героя, как и Гаттс. Образ Гаттса, при всей выпирающей маскулинности - структурно женский, его история - история Золушки, первоначально испытывающей лишения, а потом нашедшей свое счастье (с лютой инверсией в конце, но все же).

Само собой, Гриффиту в этой структуре принадлежит место прекрасного принца. Он - антитеза Гаттса: внешне андрогинный, но структурно - мужественный. Он рвется к трансцендентности и сам творит свою судьбу.

У него есть мечта, внеположенная ему - он хочет создать свое королевство. Примечательно, что конкретные политические планы к этому не привязаны никак. У Гриффита нет политического проекта, нет каких-то общественно-реформаторских идей, мечта о своем королевстве сводится к видЕнию сверкающе-белого замка на холме. И он не делится своей местой с остальными наемниками. Она слишком возвышенна, чтобы серая боевая скотинка что-то тут поняла. Гриффит играет для них роль хорошего патерфамилиаса: заботится, чтобы они были сыты, одеты, обуты, получали выгодные контракты - а чем там занимается папа и уж тем более что он там себе думает, не их собачье дело.

Гриффит нарциссичен, и поэтому - маскулинен. Или наоборот (я резделяю идею, что маскулинность, как ее видит общество - это нарциссическое расстройство личности в "мягкой" форме, т. е. "настоящий мужчина" в представлениях большинства должен быть нарциссом, но не доходить до патологии, не отрываться от реальности - этот отрыв сделает его совершенно дисфункциональным, неэффективным). Нарциссические претензии Гриффита подкрепляются тем, что ему достался военный талант (скипнем то, как Миура представляет себе военное дело позднего Средневековья, превращение типичного пехотинца-доппельзольдера Гаттса в лихого конника, только потому что Миуре нравиццо рисовать лошадков, конная атака на крепость и все такое... у нас фэнтези, в конце концов). Банда Ястребов под его руководством еще ни разу не проиградла сражания. Военные успехи Ястребов - лестница, по которой Гриффит продвигается к своей мечте.

Но настоящий мужчина (ТМ) неполноценен в своем стремлении к трансцендентности без женщины, на которую это стремление можно проецировать, "возвышая ее до себя". Да, у него есть Каска - но Каска жензина не только функционально, но и биологически. Она хочет Гриффита настолько откровенно, что никакая победа над ней невозможна: этот замок сам распахивает ворота и просит себя взять. Нет, истинная дама сердца, достойная истинного рыцаря, должна быть неприступна.

Для Гриффита этой дамой становится Гаттс.

Рассказав историю первого столкновения с Ястребами с точки зрения Гаттса (шел себе шел, напали гопники, я их уделал, напала девка - я ее уделал, напал какой-то девкообразный хлыщ и меня уделал - ШТОЕТАБЫЛО???), Миура еще раз пересказывает ее с точки зрения Гриффита. Гриффит впервые видит Гаттса во время боя с Серым Рыцарем Баччиосом. Он видит, как Гаттс, довольно крепкий для своих лет, но все же пятнадцатилетний мальчик, разделывает здоровенного взрослого мужчину. Он видит такику боя, которую Гаттс избрал для себя: сочетание стремительности и силы, атака зверя, отбрасывающего инстинкт самосохранения и за счет этого выживающего. Гриффита покоряет эта неистовая брутальность и витальность, он видит в Гаттсе в первую очередь великолепное животное, совершенное в своем стремлении жить и готовности ради этого убивать. Потом он, видимо, узнает, что Гаттс отказался от повышения до рыцарского звания и ушел, забрав только денежную награду. Эта кричащая имманентность не могла не покорить Гриффита. Гаттс делается его "Принцессой Грезой".

И встреча Гаттса с Ястребами оказывается на поверку уже далеко не случайностью, какой представлялась Гаттсу. Гриффит умело манипулирует людьми, используя обиду и жадность Коркуса. Коркус в столкновении с Гаттсом теряет нескольких человек и коней. Гриффит посылает на Гаттса Каску - второго после себя мечника банды. Каска тоже повержена. Наконец, Гриффит выходит на поле боя сам и легко побеждает Гаттса, ранив его в грудь, опасно, но не смертельно. Причем отчетливо дает Гаттсу понять, что мог бы нанести смертельный удар - просто не хочет.

Гриффит, по сути, действует по той же схеме, что и Гамбино: сначала выходим, потом повяжем спасением жизни; и при этом чисто по-человечески поступает хуже - все-таки не Гамбино пристроил маленького Гаттса под виселицу и осиротил. Гриффит же, похоже, срежиссировал напалдение Коркуса на Гаттса, ну а Каске он напрямую приказал выступить против него, хотя Каска считала, что за свою подлость и жадность Коркус должен получить урок.

Реализовав первую часть своего проекта - захват Гаттса в плен - Гриффит с чисто мужской непосредственностью сваливает на Каску задачу выходить его: "Согревать мужчину своим телом - это женская работа". Кроме того, Каска должна оберегать Гриффита от мести Коркуса и его людей.

Понятное дело, ни Гаттс, ни Каска сложившейся ситуацией не довольны. Гаттс намерен проявить черную неблагодарность, уйти от Ястребов. Гриффит ведет его на холм и в романтической обстановке под голубыми небесами делает предложение, от которого, как ему кажется, Гаттс не сможет отказаться.



Read more... )
morreth: (красота и интеллект)
Казалось бы, где феминизм и где "Берсерк". Манга выглядит как фантазия задрота об альфа-самце Гаттсе. Есть даже термин "гар", он в устах восторженного поклонника означает: это такой крутой мачо, что я для него готов быть геем. Классический "гар" - это персонаж "Кулака Северной звезды", которым Миура много вдохновлялся, особенно на раннем этапе. Так вот, Гаттс - это типичный гар.

Тест Бедхель манга начисто не проходит. Единственный хоть сколько-нибудь значимый женский персонаж - Каска - выглядит как "я придумал крутую героиню, но такую, чтоб можно было и подрочить... так, и чем же ее теперь занять?"



Первые три тома "Берсерка" похожи на мечту шестиклассника - драка, драка, драка, пытки, драка, драка, массовые казни, драка, драка, СЕКАС, драка, драка... ух ты, какая интересная манга! Какой-то мрачный мускулистый парняга, однорукий и одноглазый, бегает по миру стандартного средневекового сеттинга и мочит людей и чудовищ при помощи Окуенно Большого Меча. Можно от скуки умереть.

И вдруг, совершенно ВНЕЗАПНО, в третьем томе из-под всего этого махалова выскакивает СЮЖЕТ. Интрига нешутейная, с вовлечением высших сил, Судьбы и прочих трансцендентных сущностей. Оказывается, у мрачного парняги позади ДРАМА. Оказывается, кто-то кого-то предал. Оказывается, этот мир так плох и кровав не случайно и не потому что мангака гуро-фетишист. Оказывается, вся эта история в трех томах - история о безнадежности даже самой справедливой мести.

У меня создалось по первому разу впечатление какого-то волшебства: вот только что передо мной были в беспорядке разбросаны сцены разнообразного насилия, махалова и рубилова - и тут калейдоскоп встряхнули, и паззл сложился в цельную историю. Причем ХОРОШУЮ историю по моим меркам, а мне трудно угодить.

Конечно, такой трюк сработает только с теми, кто три тома дочитает до конца. А их легко дочитать до конца только человеку, у которого представления об интересном не изменились с раннего пубертата. В этом главная проблема "Берсерка" - за время пути собака успела изрядно подрасти; автор взрослел, и по мере его взросления менялись его представления о том, что такое "интересно". Манга потеряла кучу поклонников после завершения арки "Золотой век". Проблема в том, что люди, которые могут оценить "Берсерка" после "Золотого века" и люди, которые могут оценить его до - это две совершенно разные аудитории. Видимо, поэтому всю арку "Черный мечник" в аниме-сериале ужали до 15-минутной вводной новеллы, а полнометражная трилогия "Золотой век" начинается вовсе без нее. Давайте и мы ее скипнем. Может быть, она имеет смысл в ретроспективе, как этап становления Гаттса, но по отношению к другим аркам она слабее всех.

"Золотой век" "Берсерка"

Это самая любимая народом часть манги, и в принципе может читаться как самостоятельное произведение. В "Черном мечнике" видно, что Миура еще "плавает" в фабуле. "Золотой век" они рисовал, уже точно зная, чем эта арка закончится.

Действие "Золотого века" начинается за 20 лет до начала "Черного мечника", с рождения главного героя, мальчика по имени Гаттс. Миура сразу дает понять, что жизнь у героя, с одной стороны, не задалась. А с другой, он отмечен странным даром: выживать в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях. Гаттс пришел в мир в тот момент, когда его мать вешали на дереве. Кто? За что? Почему? Неизвестно. "Нормальное средневековое зверство". Младенец лежит в луже крови и материнских внутренностей, пока его не обнаруживает мимопроходящий отряд наемников. Полковая шлюха Сис, накануне потерявшая своего младенца, в припадке послеродового психоза подбирает трупик - а младенец оказывается живым. Это называется "повезло".

В дальнейшем Гаттс не столько живет, сколько выживает до 15 лет, когда он встречается с Бандой Ястребов. И там вдруг обнаруживает, что можно не выживать, а просто жить. Ну, насколько это возможно для людей, зарабатывающих себе на жизнь войной. Но возможно. Не превращая свою жизнь в ад там, где в этом нет необходимости. С Ястребами Гаттс впервые в жизни понимает, что может быть счастлив.

И урок его собственной ценности, значимости, ему дает командир отряда Гриффит.



И вот на этом месте я хочу сказать, что, несмотря на провал теста Бедхель и образа Каски (впрочем, этот провал не так уж провелен - о нем позже), в тексте есть отчетливый феминистический месседж. Отчетливый, во всяком случае, для меня. После прочтения "Второго пола" С. де Бовуар он просто-таки прыгает мне в глаза, этот месседж.

Только его носителем, внезапно, является Гаттс.

Гаттс - женщина?

Вот этот вот парень, который выглядит как реклама стероидов - он женщина?



Я говорю: да. В рамках сюжета, функционально, он - женщина. И "Золотой век" вплоть до самого финала развивается как женский роман, в котором героиня, обреченная на жалкое прозябание и обижаемая плохими мужчинами, в конце концов находит свое счастье, отдавшись мужчине хорошему. Есть даже чуть ли не обязательное для произведений этого жанра изнасилование в бэкграунде.

Как у женщины, у Гаттса нет трансцендентного "проекта". Он существует не для чего-то, внеположенного себе - а для кого-то, кому обязан жизнью: для Гамбино. Правда на самом деле Гаттса спасла Сис, но Гамбино ведь "позволил ему жить" - "к тому же девка умерла", так что Гамбино утверждает свою власть над Гаттсом, как патерфамилиас над дочерью.

Почему не как над сыном? Потому что сыновство неизбежно предполагает эмансипацию от отца, а Гамбино возможная эмансипация сына повергает в ужас. Он требует от шестилетнего Гаттса парировать свои удары "взрослым" мечом - а когда Гаттсу удается добиться успеха и оставить у него на подбородке царапину, немедленно наказывает за этот успех, зверски избивая. Гаттс после смерти Сис делает "женскую" работу по обслуживанию Гамбино - ходит за водой, готовит еду. Как женщина патриархатного общества, он выступает канализатором эмоций Гамбино, в него сливают негатив, если "папазол" или позитив, если на Гамбино накатывает приступ сентиментальности.

Как женщина, Гаттс обременен "первородным грехом": он рожден мертвой матерью под виселицей, а значит - приносит несчастье. На него возлагают вину за смерть Сис - чума как бы ни при чем.

И наконец, Гамбино использует Гаттса как женщину в сексуальном плане. Сам он до этого не опускается - но продает приемного сына педерасту-сослуживцу на одну ночь, причем делает это после того, как Гаттс поучаствовал в качестве солдата в своем первом бою и получил свою первую солдатскую плату. Это не случайно: девятилетний Гаттс попытался утвердить себя в качестве мужчины, воина - но Гамбино тут же спускает его на землю: он "женщина", подстилка.

Гамбино не решается признать свою вину, когда Гаттс выходит на него с мечом в руках. И при этом "не замечает" синяков и ссадин, покрывающих тело мальчика. Он делает вид, что не понимает, о чем Гаттс говорит и Гаттс верит ему, потому что хочет верить своему единственному родителю. Он мстит насильнику и за себя - и за то, что тот "оклеветал Гамбино".

Когда Гамбино теряет ногу, Гаттс вынужден взвалить на себя еще и его содержание. Он сражается и получает плату - а Гамбино на эти деньги покупает себе выпивку и женщин. Какое-то время они живут как алкоголик и его созависимая жена. Пока однажды Гаттс - ему в это время одиннадцать - не приносит премию за убитого вражеского генерала. Конечно, он плучает от Гамбино вместо "спасибо" порцию унижений. Но этого мало. Гамбино понимает, что возмужание Гаттса, его эмансипация, неостановимы. Об этом напоминают ему и боевые товарищи. И ночью пьяный Гамбино входит в палатку Гаттса, чтобы еще раз символически кастрировать его: он угрожает Гаттсу мечом и рассказывает ему, что это он продал тело Гаттса насильнику. Он опять обвиняет Гаттса в том, что тот приносит несчастье - из-за него умерла Сис, из-за него Гамбино лишился ноги (профессия наемника тут ни при чем, дооо...). "Ты должен был умереть" - говорит Гамбино и пытается "исправить ошибку", убить Гаттса. Он предъявляет свои права на тело Гаттса самым экстремальным образом.

В процессе самозащиты Гаттс убивает его - и остальные наемники относятся к нему как к жене-мужеубийце в патриархатной культуре: его преследуют, ему стреляют в спину.

Как и женщина в патриархатной культуре, Гаттс лишен транцендентности. У него нет целеполагания, он существует только как функция: обслуживать и содержать Гамбино. Как женщине говорят: у тебя есть матка, поэтому ты обязана рожать, так Гаттсу навязывают роль солдата и обслуги просто потому что он крепкий парень. Когда он освобождается, его свобода не "для", а "от": у него нет собственного "проекта", которым можно занять свое тело. Его окружают волки и он соглашается с тем, что должен умереть - но тут верх берет инстинкт жизни, который не дал ему умереть под телом матери и на поле боя. Против своей воли Гаттс начинает сопротивляться, начинает убивать волков. Он выживает не благодаря трансцендетности - а благодаря своей имманентности, он умеет сводить себя к биологической функции. Его подбирает другой отряд наемников, и дальше он четыре года кочует по полям сражений, ни к кому не привязываясь и ни с кем не оставаясь надолго. Он не ищет отличий и славы, он зарабатывает деньги - но не затем, чтобы накопить побольше и отойти от дел и не затем, чтобы потратить их на традиционные развлечение наемников: пьянки и женщин. Он избегает мужской компании, и женской тоже. Он живет, чтобы драться и дерется, чтобы жить - заколдованный круг имманентности, который он, как и женщина, не может разорвать и не понимает, что его имеет смысл разорвать.

И в этом мутном состоянии он встречает Гриффита.

Точнее, это Гриффит встречает его. Сам Гаттс пассивен. Он ничего не ищет. Он только что покинул очередной отряд, несмотря на обещанные заманчивые перспективы, и продолжает свой бесцельный путь.

(Продолжение следует)

Ужас

Dec. 13th, 2010 03:56 pm
morreth: (Default)
У Миуры, конечно, хватает кровишши, но есть поистине леденящие моменты.
Один из них - рождение Слэн из груды троллячьих кишок.
Каждый раз передергивает.

August 2017

M T W T F S S
 123456
78 9101112 13
14151617 181920
2122232425 2627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 07:09 am
Powered by Dreamwidth Studios